14:30, 02 апреля 2022
4 мин.

Восстание живых мертвецов: зачем нужны артисты-голограммы

Музыка бессмертна, но благодаря развитию современных технологий шанс на вечную жизнь получают непосредственно и сами исполнители. Ваш любимый артист отошел в мир иной? Это, конечно, очень грустно, но, в целом, не беда. Ведь можно сходить на его концерт, где он задаст жару в виде голограммы. Осталось лишь определиться для себя: это жутковато или все-таки заманчиво?

Поделиться:
Восстание живых мертвецов: зачем нужны артисты-голограммы

Фото: Gonzales Photo/Lasse Lagoni/Photoshot/East News

Не голограммы

Рынок подобных выступлений растет с каждым годом. Самое смешное, что технология, с помощью которой певцы «оживают», строго говоря, не имеет отношения к голограммам. Иллюзия возникает за счет слегка модернизированного оптического фокуса под названием «Призрак Пеппера», которым английский ученый Джон Генри Пеппер баловался еще в 1862 году. Под театральной сценой находилась потайная комната, отделенная светоотражающим стеклом. Человек в скрытом помещении подсвечивался таким образом, что зрители видели его призрачную копию. Таким образом, получается двухмерное изображение, а не объемное, приличествующее уважающей себя голограмме. Однако для удобства все называют это голограммами. Существуют целые компании, воссоздающие виртуальные версии артистов: Eyeillusion, Hologram USA, Base Hologram и другие.

С помощью похожей магии света и зеркал с того света вернулся рэпер Tupac во время выступления Snoop Dogg и Dr. Dre на фестивале Coachella в 2012 году. Компания Digital Domain с помощью компьютерной графики наложила на стороннего актера лицо Тупака, смоделированное на основе старых фото и видео. Готовая запись транслировалась на отражающую поверхность, которая направляла изображение на прозрачный экран. Перформанс наделал шуму и подал заразительный пример.

Тупак в виде голограмы на фестивале Coachella (2012)

Тупак в виде голограмы на фестивале Coachella (2012)

AP/East News

Привет из загробного мира

Когда какая-то компания хочет, чтобы тот или иной покойный артист повертелся в гробу, ей приходится улаживать юридические формальности. Это подразумевает скупку всевозможных прав на музыку и образ артиста у всех, у кого они есть — от лейблов до родственников. У самого мертвеца, понятно, никто мнения не спрашивает, что поднимает вопросы об этичности таких затей.

Нередко вместе с цифровым исполнителем на сцену выходят живые люди, чтобы представление смотрелось объемнее. Голограмма Майкла Джексона тряхнула стариной и бодро шагала лунной походкой в 2014 году на церемонии Billboard Music Awards, пока рядом скакали 16 танцоров и 5 музыкантов. Зрители услышали лишь композицию «Slave to the Rhythm», хотя на подготовку шоу ушло целых пять месяцев.

Целесообразней, конечно, отправлять голограммы в целые турне, что многие уже с успехом проделывают. Рой Орбинсон, автор песни «Oh, Pretty Woman», стал первым из мертвых музыкантов, кто пустился в целые гастроли в 2018 году. Они принесли организаторам около 35 миллионов долларов — на каждый концерт поклонники раскупали в среднем по 1800 билетов. Голограмма Фрэнка Заппы также удачно поколесила с серией концертов, а выручка от аналогичных выступлений Эми Уайнхаус пошла на благотворительность. Похоже, что игра стоит свеч — даже если цена создания звездной голограммы может достигать сотен тысяч долларов. Стадионов такие «неупокоенные» кумиры, конечно, пока не собирают, но то ли еще будет. В рядах голограмм рады видеть представителей любых жанров: от оперной певицы Марии Каллас, до рокера-металиста Ронни Джеймса Дио.

Голограмма-тур оперной дивы Марии Каллас (2019)

Голограмма-тур оперной дивы Марии Каллас (2019)

IPA/Sipa USA/East News

Россия не стоит в стороне

В нашем отечестве тоже хватает затейников, которые не прочь побеспокоить покой мертвых. В 2012 году компания Yota своеобразно отметила 50-летний юбилей Виктора Цоя, заставив его цифровую копию спеть песню «Группа крови» на выставке Future in Russia. До оригинала ей, правда, оказалось далеко. Другая попытка случилась в 2018 году на концерте панк-группы «Король и шут». Ближе к концу на сцене появился умерший в 2013 году Михаил Горшенев, более известный как Горшок. Все вышло не столь дорого-богато, как у Тупака Шакура, но фанатам и такое свидание с кумиром было в радость.

Живым тоже хочется

Идея с голограммами заманчива не только для родственников усопших звезд, которым это сулит шквал денег, но еще и не успевшим окочуриться артистам. Сами подумайте, как удобно: это же почти как фонограмма, только лучше. Если раньше можно было не петь, то теперь можно даже не выходить из дома и чесать живот за просмотром телевизора, попутно давая сразу несколько концертов одновременно в разных точках земного шара. А ведь туры остаются главным источником дохода для музыкантов. Канадская инди-рок-группа Broken Social Scene первой подсуетилась и в 2013 году дала три параллельных шоу в разных городах.

Инди-рок-группа Broken Social Scene

Инди-рок-группа Broken Social Scene

Tabercil/CC BY-SA 3.0

Есть и более находчивое применение для технологий. Например, в 2015 году рэпер Chief Keef отправил вместо себя голограмму на концерт в Хэммонде, поскольку сам он находился в уголовном розыске. Арестовать голограмму у полицейских не получилось, но выступление они быстро свернули.

Вокалоиды наступают

Элегантное решение нашли в Японии, где аншлаги собирает 16-летняя поп-звезда Hatsune Miku. С 2007 она дает концерты без устали, а в 2014 даже выступала на разогреве у Lady Gaga на туре Artpop в 2014. За все это время она не постарела ни на день. Поклонников совершенно не смущает, что девушка — виртуальный несуществующий персонаж, воплощенный усилиями Crypton Future Media. Компания создала для нее более 170 тысяч звуков. Теперь у нее миллионы просмотров на YouTube. Такие исполнители называются вокалоидами — в честь программы Vocaloid, предназначенной для синтеза человеческого пения. Цифровая сущность персонажей открывает новые возможности для взаимодействия с ними. Например, фанаты могут создавать свои мелодии для Хацунэ.

Такой подход не оскверняет ничью память и никого не обижает. Кроме, конечно, живых музыкантов, которым приходится конкурировать с искусственным идолом.