13:07, 23 мая 2022
5 мин.

Не только дочь и актриса: как Шарлотта Генсбур стала большим музыкантом

Поделиться:
Шарлотта Генсбур

Шарлотта Генсбур

Фото: Xavi Torrent/Getty Images

Шарлотта Генсбур известна и как актриса, и как певица. Но её вторая ипостась всё же знакома меньшему числу людей. Самое время пройтись по не такой уж маленькой дискографии артистки, чтобы увидеть, как из «куклы» в руках отца она превратилась в интересного и самобытного музыканта.

Дела семейные

Начать стоит, конечно же, с Сержа Генсбура. В спорах, когда нужно отделять человека и его творчество, сложно обойтись без его личности. Один из самых важных французских музыкантов наделал очень много, мягко говоря, плохих штук. Противоречия связаны и с его дочкой Шарлоттой Генсбур, которая родилась в браке с Джейн Биркин в 1971 году. Когда девочке было 13 лет, Серж записал и исполнил вместе с дочерью максимально эпатажную песню Lemon Incest. О нет, нет, нет, ничего такого не происходило (правда, не происходило — слышим, как вы гуглите), просто музыкант пытался абсолютно все аспекты жизни превратить в творчество, а в стремлении к эпатажу не жалел даже родную дочь. Девочка же в силу возраста не понимала содержания композиции и следовала слову отца. С этого началась богатая дискография певицы. Уже в 1986-м вышел её дебютный альбом Charlotte for Ever. Легкий французский поп, который девочка явно воспринимала развлечением, а не серьёзным творчеством, заинтересовать может только достаточно дурным бэкграундом.

Обложка альбома Charlotte Gainsbourg «5:55»

Обложка альбома Charlotte Gainsbourg «5:55»

Because Music

Тогда была «шарлотка», а теперь время настоящих пирогов. Полновесным дебютом лучше назвать альбом 5:55, вышедший в 2006 году. Очевидно, что для Генсбур работа над релизом далась непросто, ведь над ней витал дух её отца, виртуозного сонграйтера.

«Только потому, что мой отец был таким гением в написании песен, текстов, музыки, это не значит, что у меня есть какой-то дар… Я в это не верю. У меня есть свой собственный путь. Но сравнения постоянны. И сравнения слишком утомительны», — говорила тогда артистка.

Собственно на Генсбур пала во многом исполнительная роль, но тут и правда сложно что-то противопоставить другим музыкантам в команде: за музыку отвечали электронный дуэт Air и ирландский музыкант Нил Хэннон из чеймбер-поп группы The Divine Comedy (самая известная композиция с альбома The Songs That We Sing его рук дело), а собирал в кучу всё это дело бессменный продюсер Radiohead (да и не только, вы его список работ вообще видели?) Найджел Годрич. С такими людьми рядом опытный артист потеряется, что уж говорить про Шарлотту, которая не занималась музыкой профессионально. Получился очень воздушный дрим- и инди-поп с явной оглядкой на традиции французской музыки прошлого века. Лирику тоже писала не она. Все тексты придумал брит-поп повеса Джарвис Кокер. Выбор более чем удачный, лидер Pulp, как и в своё время Серж Генсбур, умеет придумывать смешные истории о людях и ситуациях, которые обычно не воспеваются в музыке. Поэтому то, что едко звучало из уст Кокера, приобрело более добрую интонацию при исполнении артисткой.

Сошлись лёд и пламень

Более оформленные записи IRM (2009) и Stage Whisper (2011) Шарлотта выпустила позже в паре с Беком Хэнсоном, он же Beck. Это тот случай, когда вы прям слышите, какой трепет испытывал музыкант во время работы и не хотел посрамиться — Бек любит творчество её отца и даже сделал недвусмысленный оммаж на арт-рок альбоме Сержа Histoire de Melody Nelson 1971 года в песне Paper Tiger. Кстати, очередной круг замкнулся, ведь Sea Change, с которой как раз трек «Бумажный тигр», продюсировал тот же Найджел Годрич. Теория «пяти рукопожатий» в действии.

Слева Бэк, справа - Шарлотта Генсбур

Слева Бэк, справа - Шарлотта Генсбур

Robin Little/Getty Images

«У Бэка есть способ угадывать, о чём я думаю и чувствую в моменты, когда даже об этом не говорю. Мы никогда не обсуждали эти вещи прямо. Он спросил меня, как я хочу, чтобы звучал альбом, но я не хотела замыкаться в себе. Так что я не давала ему слишком много указаний», — рассказывала про опыт работы с музыкантом артистка.

Химии двух талантливых людей на пластинках и правда много. Сложился отличный дуэт, в музыке которого сбалансированы и любовь к рутсово-экспериментальным штукам Бэка, и неповторимое изящество Шарлотты. Ну и Хэнсон, получается вписал себя в историю французской музыки, хотел он того или нет (да конечно хотел).

Обложка альбома Шарлотты Генсбур «Rest»

Обложка альбома Шарлотты Генсбур «Rest»

Because Music

Нет места для покоя

Пока что главная работа Генсбур Rest вышла в 2017-м. Самый личные, и, естественно, оттого самый грустный. Несмотря на в целом задорный вайб, альбом воспринимается гнетуще: в текстах Шарлотта исследует проблемы алкоголизма у близких людей, а музыка французского электронщика SebastiAn напоминает нечто танцевально-похоронное. Ох, эти открывающие синты на Ring-a-Ring o' Roses моментально душу разрывают, а что там дальше, ох, поберегитесь... Помогал ему творить магию Ги-Манюэль де Омем-Кристо из дуэта Daft Punk, а одну песню написал сам Пол Маккартни (считал ли кто-то сколько у него песен с птицами в названии?). Да, слушать обязательно, без Rest в приличные танцевально-депрессивные дома Парижа не пускают.

В далёком 1965 году Серж Генсбург сочинил для молодой певицы Франс Галль трек Poupée de Сire, Poupée de Son, что переводится с французского как «кукла, набитая опилками». С ней артистка выступила на «Евровидении-1965» и выиграла его. В достаточно несложной композиции была заключена метафора из жизни самой Гааль — продюсеры крутят юной певицей (и не только ей, конечно же) так, как они хотят, а сама Франс не понимает, о чём поёт. В похожую ловушку Генсбур мог загнать и дочь, но ей удалось выработать свой уникальный стиль. В композиции The Songs That We Sing Шарлотта задается вопросом: «Значат ли они (песни) что-нибудь для людей, которым я их пою». Значат — и ещё как.