13:07, 23 мая 2022
5 мин.

Не только дочь и актриса: как Шарлотта Генсбур стала большим музыкантом

Поделиться:
Шарлотта Генсбур

Шарлотта Генсбур

© Xavi Torrent/Getty Images

Шарлотта Генсбур известна и как актриса, и как певица. Но её вторая ипостась всё же знакома меньшему числу людей. Самое время пройтись по не такой уж маленькой дискографии артистки, чтобы увидеть, как из «куклы» в руках отца она превратилась в интересного и самобытного музыканта.

Дела семейные

Начать стоит, конечно же, с Сержа Генсбура. В спорах, когда нужно отделять человека и его творчество, сложно обойтись без его личности. Один из самых важных французских музыкантов наделал очень много, мягко говоря, плохих штук. Противоречия связаны и с его дочкой Шарлоттой Генсбур, которая родилась в браке с Джейн Биркин в 1971 году. Когда девочке было 13 лет, Серж записал и исполнил вместе с дочерью максимально эпатажную песню Lemon Incest. О нет, нет, нет, ничего такого не происходило (правда, не происходило — слышим, как вы гуглите), просто музыкант пытался абсолютно все аспекты жизни превратить в творчество, а в стремлении к эпатажу не жалел даже родную дочь. Девочка же в силу возраста не понимала содержания композиции и следовала слову отца. С этого началась богатая дискография певицы. Уже в 1986-м вышел её дебютный альбом Charlotte for Ever. Легкий французский поп, который девочка явно воспринимала развлечением, а не серьёзным творчеством, заинтересовать может только достаточно дурным бэкграундом.

Обложка альбома Charlotte Gainsbourg «5:55»

Обложка альбома Charlotte Gainsbourg «5:55»

© Because Music

Тогда была «шарлотка», а теперь время настоящих пирогов. Полновесным дебютом лучше назвать альбом 5:55, вышедший в 2006 году. Очевидно, что для Генсбур работа над релизом далась непросто, ведь над ней витал дух её отца, виртуозного сонграйтера.

«Только потому, что мой отец был таким гением в написании песен, текстов, музыки, это не значит, что у меня есть какой-то дар… Я в это не верю. У меня есть свой собственный путь. Но сравнения постоянны. И сравнения слишком утомительны», — говорила тогда артистка.

Собственно на Генсбур пала во многом исполнительная роль, но тут и правда сложно что-то противопоставить другим музыкантам в команде: за музыку отвечали электронный дуэт Air и ирландский музыкант Нил Хэннон из чеймбер-поп группы The Divine Comedy (самая известная композиция с альбома The Songs That We Sing его рук дело), а собирал в кучу всё это дело бессменный продюсер Radiohead (да и не только, вы его список работ вообще видели?) Найджел Годрич. С такими людьми рядом опытный артист потеряется, что уж говорить про Шарлотту, которая не занималась музыкой профессионально. Получился очень воздушный дрим- и инди-поп с явной оглядкой на традиции французской музыки прошлого века. Лирику тоже писала не она. Все тексты придумал брит-поп повеса Джарвис Кокер. Выбор более чем удачный, лидер Pulp, как и в своё время Серж Генсбур, умеет придумывать смешные истории о людях и ситуациях, которые обычно не воспеваются в музыке. Поэтому то, что едко звучало из уст Кокера, приобрело более добрую интонацию при исполнении артисткой.

Сошлись лёд и пламень

Более оформленные записи IRM (2009) и Stage Whisper (2011) Шарлотта выпустила позже в паре с Беком Хэнсоном, он же Beck. Это тот случай, когда вы прям слышите, какой трепет испытывал музыкант во время работы и не хотел посрамиться — Бек любит творчество её отца и даже сделал недвусмысленный оммаж на арт-рок альбоме Сержа Histoire de Melody Nelson 1971 года в песне Paper Tiger. Кстати, очередной круг замкнулся, ведь Sea Change, с которой как раз трек «Бумажный тигр», продюсировал тот же Найджел Годрич. Теория «пяти рукопожатий» в действии.

Слева Бэк, справа - Шарлотта Генсбур

Слева Бэк, справа - Шарлотта Генсбур

© Robin Little/Getty Images

«У Бэка есть способ угадывать, о чём я думаю и чувствую в моменты, когда даже об этом не говорю. Мы никогда не обсуждали эти вещи прямо. Он спросил меня, как я хочу, чтобы звучал альбом, но я не хотела замыкаться в себе. Так что я не давала ему слишком много указаний», — рассказывала про опыт работы с музыкантом артистка.

Химии двух талантливых людей на пластинках и правда много. Сложился отличный дуэт, в музыке которого сбалансированы и любовь к рутсово-экспериментальным штукам Бэка, и неповторимое изящество Шарлотты. Ну и Хэнсон, получается вписал себя в историю французской музыки, хотел он того или нет (да конечно хотел).

Обложка альбома Шарлотты Генсбур «Rest»

Обложка альбома Шарлотты Генсбур «Rest»

© Because Music

Нет места для покоя

Пока что главная работа Генсбур Rest вышла в 2017-м. Самый личные, и, естественно, оттого самый грустный. Несмотря на в целом задорный вайб, альбом воспринимается гнетуще: в текстах Шарлотта исследует проблемы алкоголизма у близких людей, а музыка французского электронщика SebastiAn напоминает нечто танцевально-похоронное. Ох, эти открывающие синты на Ring-a-Ring o' Roses моментально душу разрывают, а что там дальше, ох, поберегитесь... Помогал ему творить магию Ги-Манюэль де Омем-Кристо из дуэта Daft Punk, а одну песню написал сам Пол Маккартни (считал ли кто-то сколько у него песен с птицами в названии?). Да, слушать обязательно, без Rest в приличные танцевально-депрессивные дома Парижа не пускают.

В далёком 1965 году Серж Генсбург сочинил для молодой певицы Франс Галль трек Poupée de Сire, Poupée de Son, что переводится с французского как «кукла, набитая опилками». С ней артистка выступила на «Евровидении-1965» и выиграла его. В достаточно несложной композиции была заключена метафора из жизни самой Гааль — продюсеры крутят юной певицей (и не только ей, конечно же) так, как они хотят, а сама Франс не понимает, о чём поёт. В похожую ловушку Генсбур мог загнать и дочь, но ей удалось выработать свой уникальный стиль. В композиции The Songs That We Sing Шарлотта задается вопросом: «Значат ли они (песни) что-нибудь для людей, которым я их пою». Значат — и ещё как.