Опубликовано 15 марта 2023, 10:32
3 мин.

Романтик, бунтарь, маленький человек: российские музыканты в независимом кино

Музыка и кино всегда ходят где-то рядом. И неудивительно, что музыкантам порой так хочется примерить на себя образ более ясный, конкретный и видимый, чем герой песни. Исполнители в кино всегда придавали картинам какого-то иного обаяния из «другого мира». Вспомнить хотя бы «Кофе и сигареты» (2003), где эпизоды с Томом Уэйтсом, Игги Попом и The White Stripes — одни из самых необычных. Российские артисты еще со времен советского и постсоветского кино, где можно было увидеть много рокеров, не обходили экран стороной и воплощали на нем одиночек, борющихся против системы (Виктор Цой в «Игле» (1986)), юных мятежников (Константин Кинчев во «Взломщике» (1987)) или просто самих себя в небольших, но запоминающихся камео (Вячеслав Бутусов в «Брате» (1997)). В последние же десятилетия музыкантам доверяют все больше главных ролей в так называемом «фестивальном» кинематографе. Попытаемся разобраться, какими они предстают и почему независимые режиссеры так полюбили эту несколько «чужеродную» энергию в своих произведениях.
Поделиться:
Кадр из фильма «Шапито-шоу: Уважение и сотрудничество»

Кадр из фильма «Шапито-шоу: Уважение и сотрудничество»

© Inmotion Films; Organic Films; Пассажир; Свои 2000

Вадик Королев

Органика бессменного лидера группы OQJAV имеет уникальное свойство «стертости» — он как бы обычный человек из толпы (может, помогает и «нетворческое» юридическое образование). Но при ближайшем знакомстве можно увидеть в лице Вадика исключительного героя. Трагического или комического, зависит от фильма. В ленте «Город уснул» (2020) он час потерянно блуждает среди буквально заснувших людей, тоскует по жене и жаждет мести, не показывая это ни единым мускулом, в итоге так и оставшись в глубоком сне. В «Человеке из Подольска» (2020) он наивно и естественно существует в виде начинающего рокера, испытывающего на себе всю силу абсурда в полицейском участке —необаятельного, «никакого», но имеющего право именно на такую жизнь.

Кадр из фильма «Город уснул»

Кадр из фильма «Город уснул»

© Vega Film

Николай Комягин

Фронтмен группы Shortparis, в отличие от Королева, из массы выделяется сразу же, сочетая во внешности эдакий гопнический и интеллигентский флер. Это и использует в своей короткометражке «Сложноподчиненное» (2019) режиссер Олеся Яковлева. Николай в ней — непокорный учитель словесности, неформал, «изгнанный» из Петербурга в глубинку, пытающийся возродить в ней духовность, но напарывающийся на ее законы. Хоть сама картина и вышла немного невнятной (на то и дипломная работа), Комягин отдает дань тому, за что борется, и в своих песнях и ни секунды не фальшивит.

Кадр из мюзикла «Лето»

Кадр из мюзикла «Лето»

© Hype Film; KinoVista

Рома Билык

Вот уж кого в 2018 году было неожиданно увидеть в сюр-мюзикле Кирилла Серебренникова «Лето», так это Рому Зверя — певца районов-кварталов начала двухтысячных из поп-рок-коллектива «Звери». Тем сильнее было удивление общественности, когда артист уверенно и трепетно создал образ Майка Науменко, лидера советской команды «Зоопарк», давно утерянного для массового слушателя. Неопытность и инородность Билыка в кино отлично сыграла на «воскрешение» и очеловечивание Майка, умершего в 1991-м. «Лето» сосредоточено прежде всего на Науменко Роме, которого не смогла затмить даже мощная, хрестоматийная фигура Цоя.

Теодор Курентзис

Дирижер, музыкант и композитор греческого происхождения (но считающий себя русским в творчестве), способный любое произведение интерпретировать по-особому, как и любое решение по кастингу в грандиозном проекте Ильи Хржановского «Дау» (2019), был неожиданным выбором на роль физика Льва Ландау. Однако, посмотрев несколько фильмов из серии, начинаешь видеть в задумчивом и гениальном Дау самого Теодора и понимаешь, насколько этот «жребий» неслучаен. В ленте «Три дня» (2020) он встречается с Марией в исполнении актрисы Марии Нафпльоту, любовью его юности и по сюжету, и в жизни. Говорит он почти только на греческом языке, потому что любой гений по замыслу режиссера — иностранец. «Дау» — пример того, как человек и роль могут творить друг друга, а тонкая природа музыканта подходит для этой лепки.

Кадр из фильма «Шапито-шоу: Уважение и сотрудничество»

Кадр из фильма «Шапито-шоу: Уважение и сотрудничество»

© Inmotion Films; Organic Films; Пассажир; Свои 2000

Петр Мамонов

Напоследок вспомним, с чего начинались десятые в российском кино. А начинались они в том числе с картины Сергея Лобана «Шапито-шоу» (2011), где великий Петр Мамонов сыграл одну из последних своих значимых ролей. В новелле «Уважение» он продолжает линию самого себя — странноватого, свободного человека с музыкальным инструментом. Словно его персонаж из «Такси-Блюз» (1990) постарел, обзавелся сыном, но как жить в жестокой реальности, так и не понял. Как ни удивительно, Мамонов привносит в этот театр абсурда, где есть даже ненастоящий Цой, щепотку реальности. В ней причудливый фильм очень нуждался. Мол, смотрите, вообще-то это все в контексте и музыка вполне настоящая.

Вот и получается, что российский музыкант в инди-кино никуда от себя самого не убегает, но ему это и не нужно. Кино так выходит только честнее.

Читайте по теме
Новости