11:05, 19 августа 2022
3 мин.

Сыграем партию? Как связаны музыка и шахматы

Поделиться:
Сыграем партию? Как связаны музыка и шахматы

Фото: VD Photography/unsplash

Казалось бы, совсем разные сферы: аналитический мир шахмат и чувственный мир музыки. Однако проводить аналогии между непохожими на первый взгляд вещами — одно из самых интересных занятий на свете, и данная параллель проводится уже давно. Предлагаем надеть наушники, откопать домашнюю шахматную доску и присмотреться.

Начать стоит с того, что многие классические композиторы интересовались шахматами — Римский-Корсаков, Танеев, Скрябин, а особенно Прокофьев. Он также заметил интересную вещь — сходство определенных манер игры в шахматы и исполнений в музыке. Композитор сравнивал шахматистов Ласкера и Капабланку с Бахом и Моцартом соответственно, так как один творил «сложно» и продуманно, а другой легко и «небрежно». Действительно, в обеих областях гениальность задумок может сочетаться либо с идеальной комбинаторикой (привет, мат-рок), либо с полным неуважением к технике (тут уж на ум приходит некоторый хип-хоп).

Сходство есть и в обучении: музыкальный педагог Феруччо Бузони говорил, что начинающим исполнителям стоит запастись «связкой крючков и отмычек» для освоения разных техник. Примерно то же пропагандировал и шахматист Эмануил Ласкер — поиск универсальных формул для решения многих задач. Ведь, если подумать, суть и там и там одна — из почти бесконечного количества сочетаний нот (позиций) можно сложить почти бесконечное количество мелодий (ходов). Однако выбирать нужно лишь те, что приведут к благозвучности (победе). Кроме того, у музыкантов и шахматистов при тренировках-репетициях культивируется переход от простого к сложному, от частного к общему, постепенное приращение трудности. А еще и те и другие постоянно нуждаются в практике, чтобы нужные клеточки мозга не «застаивались».

Обратимся, наконец, к самому убийственному аргументу — нейробиологии. Оказалось, усвоение информации у музыкантов и тех шахматистов, что играют вслепую (не глядя на доску, через устное объяснение ходов), похоже — оно происходит через чередование сигнальных каналов. Только у людей музыкальных при чтении нотного текста зрительный нерв трансформируется в звуковой образ, а у шахматных — слуховой образ переходит в зрительный. В обоих случаях работа происходит с абстрактными символами (фигурками или нотами), приводящими к построению особого мира со своими законами, поддающегося контролю.

Анатолий Карпов и Гарри Каспаров

Анатолий Карпов и Гарри Каспаров

©Дмитрий Донской/РИА Новости

Вы могли подумать: пересекаются ли шахматы и музыка в реальности? И мы ответим: да. В 1994 году российским шахматистом Валерием Цатуряном были запатентованы музыкальные шахматы, позволяющие великим партиям звучать. Каждой клетке соответствовала нота, присвоенная с помощью звукосветового сканирования доски и фигур. Между прочим, чем выше уровень партии, тем гармоничнее мелодия. Советуем послушать шахматомузыку на YouTube-канале Валерия и проверить, звучит матч Каспарова и Карпова 1990 года как Бах или Клава Кока.

А вообще, за связями двух миров далеко ходить не нужно. В Москве в конце июля уже в третий раз прошел шахматно-музыкальный фестиваль CHESS & JAZZ, где можно растрясти тело и мозг и найти пересечения с далекими к вам по интересам людьми.

Ну а если из дома выходить не хочется, всегда можно включить чилийскую артистку Juga, посвящающую шахматам клипы и тексты песен и признанную Послом доброй воли за вклад в развитие игры. Такой вот ход конем.

Интересно, а музыка Эминема и JAY-Z звучала бы как клетки разного цвета?