Опубликовано 16 февраля 2023, 13:56
8 мин.

«Песни — двигатель музыкальной индустрии»: композитор Эми Аллен о пути сонграйтера

На сайте издания Music Business Worldwide в серии «Величайшие мировые сонграйтеры» вышло интервью с Эми Аллен, которая пишет хиты только что выигравшему «Грэмми» Гарри Стайлзу, Лиззо, Селине Гомез, Холзи и многим другим.
Поделиться:
Эми Аллен

Эми Аллен

© Justin Higuchi/CC BY 2.0

У ее песен сотни миллионов прослушиваний, платиновые статусы и первые строчки в хит-парадах. Но Эми Аллен говорит своему менеджеру, что не хочет знать никакую статистику: «Только если она нереально фантастическая или если песню вообще никто не слушает».

Что ж — Аллен явно приходится кое о чем узнавать. В соавторстве с Тайлером Джонсоном и Кидом Харпуном она написала Adore You Гарри Стайлза, которая возглавила радиочарт US Pop Songs и стала дважды платиновой. Не менее знаковый трек — Matilda того же Стайлза. У Back to You, хита Селены Гомес, который Аллен написала в соавторстве с самой Гомес и другими, в стримингах почти миллиард прослушиваний. My Mind and Me той же Гомес — это тоже Эми Аллен.

А еще она работала с Шоном Мендесом, Розе, Камиллой Кабельо, Джастином Бибером (над Justice), «For My Friends» King Princess, Without Me Холзи и многими другими.

В этом году впервые вручали «Грэмми» лучшему неклассическому сонграйтеру года. Выиграл Тобиас Джессо-младший, но Аллен была одной из пяти номинанток. Когда-то она училась в колледже медсестер, но убедила родителей разрешить ей бросить учебу и пройти прослушивание в сверхпрестижном музыкальном колледже Беркли в Бостоне. В колледже она основала группу Amy & The Engine и могла остаться инди-звездой, но встретила Скотта Харриса, соавтора Шона Мендеса и Камилы Кабелло, который убедил ее попробовать писать песни.

«Песни — двигатель музыкальной индустрии»: композитор Эми Аллен о пути сонграйтера

© Jordan Strauss/Invision/East News

«Сонграйтинг — это постоянные эмоциональные американские горки, но «Грэмми» — это первый случай, когда, едва услышав о номинации, я сразу воодушевилась и просто попыталась поймать хорошее настроение, — комментирует Аллен. — Я знаю, что [премия] — это огромное достижение для всех сонграйтеров, не только для меня».

Помимо сонграйтинга, Аллен записывает музыку сольно и продолжает карьеру.

О важности сохранять баланс между работой с суперзвездами и начинающими музыкантами

— Были периоды, когда я работала с большим количеством людей, имена которых знают все в мире. Но я намного лучше расту и учусь гораздо большему, когда выдерживаю баланс. Потому что всегда есть чему поучиться.

Во время работы с суперзнаменитостью в помещении одна энергия. Во время работы с артистом, который не настолько известен, но настолько же талантлив, — другая. Мне нравятся обе эти комнаты.

О работе с суперзвездами

— Всегда ли я уверена в том, что все пройдет отлично? Сложный вопрос. Взять того же Гарри [Стайлза] или любого другого артиста. Вы знаете, что они потрясающе талантливы и написали 100 невероятных песен для альбома. То есть это не работает так: «Я буду сотрудничать с Селеной Гомес, и эта песня точно будет на альбоме». Нужно входить в нужное состояние, обнажать душу и сохранять спокойствие, даже если в результате ничего не произойдет.

Если вы услышите, что песня войдет в число 20 претендентов на то, чтобы появиться на альбоме, — это будет огромной вишенкой на торте. И, конечно, самый волнующий момент — когда она появляется на альбоме, когда слушатели признают и начинают любить ее. Это лучшее из возможного. Сонграйтинг — всегда путь. Он не может быть опорой. Но это всегда очень увлекательно.

«Песни — двигатель музыкальной индустрии»: композитор Эми Аллен о пути сонграйтера

© Соцсети Эми Аллен

О начале пути сонграйтера

— Я занималась творчеством все время, пока училась в колледже, и мне это нравилось. Но к тому времени, когда я закончила колледж и переехала в Нью-Йорк, я уже пыталась собрать по кусочкам видение того, на что будет похожа моя жизнь.

Я проездила 10000 часов в микроавтобусе с друзьями, играла концерты перед пятью зрителями, а затем ехала домой, потратив все деньги на бензин. Мне это нравилось — всегда нравилось — и я продолжаю писать свои песни. Но меня интересовала возможность сделать шаг назад, попробовать написать песню и не чувствовать, что мне нужно привязывать ее к собственному артистизму.

Это очень освобождающий опыт. Так можно многому научиться. У вас нет рамок: «Это мое звучание, это мой стиль» — и вы столькому можете научиться. Совместное написание Back To You — моей первой песни, прозвучавшей по радио — зародило во мне чувство любви, которое я храню в себе сейчас. Когда это произошло, я сразу подумала: «Мне так нравятся эти американские горки, что я готова пристегнуться и ехать на них еще очень долго».

О Without Me — ее первом хите №1

— Я никогда, никогда, никогда не думаю о том, что та или иная песня станет большим хитом! Я всегда испытываю шок, когда что-то происходит с песней, которую я написала. Помню, как мы с моим другом ДеЛейси, с которым мы сочинили Without Me, были очень взволнованы этой песней. Мы уходили [из студии] и приговаривали: «Дико круто, нам очень нравится». Этот трек был для нас очень личным. Тогда мы ушли полными сил — это единственный важный показатель для меня. Такое же было с Adore You.

Почему из инди-музыкантов получаются хорошие авторы поп-песен

— Не знаю! [Смеется] Мой отец всегда ставил классический рок. Мы жили в часе езды от школы, так что я по часу в каждую сторону слушала Fleetwood Mac, The Rolling Stones — папину музыку. Я люблю ее с детства и включаю каждый раз, когда сама еду за рулем или иду на пробежку.

Когда я работаю в студии, мне нравится брать гитару в руки и создавать музыку, которая будет иметь смысл на сцене. Я слышу, как ее играет группа — и это помогает мне понять песню. Но моя работа как сонграйтера заканчивается на этапе сочинения. У меня нет особого права голоса в продакшене.

Хотелось бы думать, что каждую песню, которую я написала в соавторстве, если убрать продакшен, можно услышать как инди-рок-песню. Но это потрясающий и захватывающий процесс — отойти от всего и услышать, как продюсеры могут доделать ее без меня! Я помню, как Without Me получилась в студии. Я так трепетала перед [продюсером] Луи Беллом. Эта песня уже звучала так, как будто ее будут крутить по радио — и это очень вдохновляет.

«Песни — двигатель музыкальной индустрии»: композитор Эми Аллен о пути сонграйтера

© Соцсети Эми Аллен

О мрачности своих песен и появлении Adore

— Мама всегда говорит мне: «Ты такой счастливый человек. Просто напиши радостную песню!». Это было самое удивительное в Adore — я подумала: «Это первая песня о чем-то радостном, в которой я поучаствовала».

Все остальные мои песни о разбитом сердце или просто тяжелые. Эта была первой, когда все мои друзья сказали: «Когда я ставлю этот трек, я чувствую себя невероятно». Я пишу разные песни — просто песни с положительным посылом раньше не так цепляли.

И Гарри — один из лучших сонграйтеров, которых я встречала в жизни. Я счастливый человек — но большинство сонграйтеров могут согласиться с тем, что когда вы пытаетесь написать честную песню, то часто вы обращаетесь к более тяжелым эмоциям. Я сразу же переключаюсь на что-то, с чем разбираюсь прямо сейчас, или на что-то в моем прошлом, о чем постоянно думаю.

Когда я работаю с музыкантом, происходит то же самое. Мы общаемся пару часов — моя антенна включается, когда я вижу, что они говорят о чем-то, о чем могли бы говорить еще долго. Безусловно, мы пишем о переживаниях прямо сейчас!

О сотрудничестве с другими сонграйтерами

— Я обожаю работать с другими! В Голливуде можно бросить камень и попасть в сонграйтера. В других местах это не очень известная карьера, поэтому я получаю много сообщений, в которых говорится: «Если бы у вас был один совет для тех, кто хочет заниматься тем же, чем и вы, каким бы он был?». И я всегда говорю: «Работайте с другими столько, сколько это возможно».

При этом я предпочитаю, чтобы в комнате было максимум три-четыре человека. Если меня приглашают поработать и я знаю, что в студии будут пять или более человек, я обычно не соглашаюсь. Есть предел, при котором людей в одной комнате слишком много. Я благоговею перед теми, кто могут работать самостоятельно и писать шедевры — это почти невозможно. Для меня красота музыки в том, чтобы работать с другими и превращать это в процесс обучения.

«Песни — двигатель музыкальной индустрии»: композитор Эми Аллен о пути сонграйтера

© Соцсети Эми Аллен

О том, достаточно ли индустрия ценит сонграйтеров

— Бесконечно благодарна каждому сонграйтеру, который беспрестанно борется за улучшение рабочих прав и вообще отношения к нашей профессии. Песни — это двигатель музыкальной индустрии, и иногда люди об этом забывают.

Быть номинированной на сонграйтера года сейчас — это потрясающе. Это важное признание того, что тренды приходят и уходят, новые музыканты появляются каждый день, но именно песни — то, что ведет музыку из поколения в поколение. Из-за них люди до сих пор любят музыку.

Дело не в том, что радио считает какую-то музыку крутой, а в том, что сонграйтеры и музыканты создают песни, которые объединяют людей. И пока мы можем продолжать писать песни, с которыми люди устанавливают эмоциональная связь, музыка всегда будет иметь решающее значение в жизни человека.

О том, что хотела бы изменить в музыкальной индустрии

— Очень жаль, что большая часть индустрии сосредоточена всего в нескольких местах. У нас было бы больше интересной, аутентичной музыки, если бы она была более рассредоточена по всей планете. Лондон, Нью-Йорк, Нэшвилл, Лос-Анджелес и Швеция — американская поп-музыка в основном делается в этих местах. Но как бы выглядела музыкальная индустрия, если бы вместо пяти хабов было 30? Разве это не лучше бы отражало то, кто мы такие?

Читайте по теме
Новости